Брянск

https://republic.ru/posts/93977?utm_source=republic.ru&utm_medium=email&utm_campaign=morning Овощи будут мясо. Как меняются анекдоты о Путине?
23.06.2019 06:18:51

https://republic.ru/posts/93977?utm_source=republic.ru&utm_medium=email&utm_campaign=morning Овощи будут мясо. Как меняются анекдоты о Путине? Эволюция анекдота – это эволюция общества Вопрос на «прямой линии» с президентом: – Владимир Владимирович, мне 70 лет и я должен оплачивать капитальный ремонт дома, который начнётся после моей смерти. Скажите, сколько можно терпеть этот беспредел от натовских генералов в южных провинциях Сирии? Анекдот Знаете профессиональную шутку журналистов? Если собака укусила вора – это новостью стать не может, а вор укусил собаку – еще какая новость. Факт существования анекдотов про правителя – это не новость: мало того, в социалистических и постсоциалистических странах они появляются в гигантском количестве. Причина их появления заключается в самом устройстве автократического режима, при котором нет нормального контакта между гражданами и властными институтами. Соответственно, любое недовольство, недопонимание или даже желание компенсировать страх, которые не могут выйти через легитимный канал коммуникации, просачиваются через полулегитимный – и так на московских кухнях и в одесских двориках поселяется фольклор о правителе. Новость в том, как анекдоты меняются. Конечно, дядя Вася – сантехник и Василий Петрович – профессор могут и будут рассказывать анекдоты к случаю, но им только кажется, что они случайно вспомнили веселый анекдот. Анекдот – это культурный факт, если хотите, мем, и он выживает в сложной борьбе за существование. Выживают (и получают наибольшее распространение) только те анекдоты, которые воспроизводят образ правителя – он нам зачем-то очень нужен. В ходе ⁠эволюции ⁠Homo sapiens приобрел важное свойство: когнитивные психологи называют его весьма корявым термином «теория ⁠ума» (theory of mind). Как понять, что означают действия другого человека, стоящего напротив ⁠вас? Вы читаете знаки – он ⁠хмурит лоб, трет глаза, открывает рот ⁠и закрывает его ладонью, – потом ваш мозг соотносит это ⁠с теми действиями, которые вы сами часто совершаете, проецирует интерпретацию вашего состояния при таких действиях на другого человека и выносит приговор: этот человек устал и, возможно, у него болит голова. Именно благодаря «теории ума» человек может интерпретировать поведение окружающих его людей. Анекдоты о Путине, да и о любом советском правителе – это продукт «фольклорной теории ума». Мы ничего не знаем про наших правителей, и это традиционно для советского человека – мы никогда ничего не знали. Рассказчик анекдота заполняет этот пробел: он заставляет нас, слушателей, воображать некую ситуацию, часто вполне бытовую, опираясь на наше представление о реальности, а потом принуждает увидеть, как в этой ситуации – в общении с коллегами или дома, за рабочим столом или у холодильника – поведет себя незнакомый нам человек по имени Владимир Владимирович Путин. В анекдотах он ведет себя весьма неожиданно для слушателей – и благодаря этому возникает юмористический эффект. А зачем в ходе социальной эволюции нам понадобилось такое свойство? Индейцы в Мексике тоже рассказывали анекдоты о своем вожде – но только раз в жизни, на заре, у потухающего костра, после обряда инициации, когда молодые мальчики становились воинами. Именно тогда вчерашние юноши могли пошутить про вождя самым что ни на есть неприличным образом – это позволяло и снять напряжение, и – что гораздо важнее – сделать вождя, которому они теперь принадлежали на всю жизнь, более понятным и чуть менее страшным. Индейцам анекдот нужен. А вот зачем анекдот нужен нам? В советской и даже российской ситуации, особенно в последние 20 лет, практически любое твое движение в жизни (планируешь ли ты отпуск или думаешь, куда поступать детям) зависело в конечном итоге от решений дорогого вождя. Вспомним недавнюю историю 2018 года, когда вся страна отчаянно надеялась, что президент выступит и отменит столь непопулярную пенсионную реформу. Если мы зависим от личных решений лидера, а не от демократических институтов, то должны понимать, какие поступки президент мог бы совершать и как он принимает решения. «Фольклорная теория ума» занимается именно этим. 2000–2002: who you really are, Mr Putin? Как мы все помним, в 2000 году американские журналисты спрашивали: кто такой этот человек – Путин? Ровно этим же вопросом задавались рассказчики первых анекдотов о нем. «Фольклорная теория ума» реконструировала подлинное поведение президента, опираясь на небольшие биографические данные, а также на тот образ, который молодой Путин создавал себе сам. Только появившись на публике, премьер начал активно шутить в своих спонтанных высказываниях: «Внедрение в правительство прошло успешно. Шутка», – скажет Путин на банкете по случаю Дня чекиста после назначения премьером. Неудивительно, что «фольклорная теория ума» показывала нам президента, который с трудом отказывается от прежних привычек: Иностранный журналист спрашивает у Путина: – Вы следите за созданием гражданского общества? Путин: – Я уже больше десяти лет ни за кем не слежу! Или даже не может отказаться: Приехал как-то Путин в Германию. Шредер заходит за ним в резиденцию и видит очень странную картину: Владимир Владимирович стоит, засунув голову в холодильник, и прижимает к груди горячий утюг. Затем подходит к умывальнику и тщательно моет руки. Немецкий канцлер не может ничего понять. Путин: «А-а-а, не обращайте внимания, герр канцлер. Привычки старой службы». Чтобы понять смысл действий воображаемого президента, слушатели должны в буквальном смысле реконструировать их, вспомнив когда-то известное высказывание главы ВЧК Феликса Дзержинского: «У чекиста должны быть холодная голова, чистые руки и горячее сердце». 2003–2008: анекдоты закусочно-овощные Но вопрос о биографии оказался постепенно забыт. Гораздо более важным стал вопрос о подлинном отношении президента к гражданам и к институтам власти. Именно эта черта появляется в самых популярных анекдотах первого и второго президентских сроков, в течение которых Путин выстроил вертикаль власти из послушных несамостоятельных подчиненных. «Фольклорная теория ума» изображает не просто полное безразличие президента к коллегам – да него члены правительства и депутаты вообще не являются людьми. Конечно, это известный анекдот про овощи, первые версии которого возникают еще в 2005 году: Путин со спикером Думы и министрами идет в ресторан. Официант его спрашивает: – Что вы будете кушать? – Мясо. – А овощи? – Овощи тоже будут мясо. Этот анекдот гениален. На первом уровне восприятия мы видим, что фольклорный Путин настолько презирает своих коллег, что называет их «овощами» (так в больницах называют лежащих в коме). Во-вторых, он лишает их права выбора еды. И, в-третьих, в этом анекдоте отражена манера речи, которой прославился Путин в тот период. Это не просто грубость. Если мы посмотрим на его знаменитые спонтанные высказывания, то видно, что он говорит в одной фразе на двух языках. Как правило, сначала употребляет нейтральное выражение в официально-деловом стиле (например, «преследовать террористов, наносить авиаудары») и тут же переходит на «язык улицы», используя нарочито сниженное «мочить в сортире». Второй самый популярный анекдот того времени изображает, как президент относится к своим подданным – в «сталинском стиле», то есть может помиловать, а может и наказать, и ты никогда не знаешь, ждать ли тебе монаршей милости или гнева: Путин открывает холодильник, а там холодец трясется. Путин – холодцу: «Не бойся, я за кетчупом». Хотя прошло совсем немного времени, нам уже сложно представить, что эти анекдоты в 2000–2010 годах рассказывались максимально публично и официально, а не только на кухне или в социальных сетях. Издания с самой разной географией (от «Амурской правды» до «Брянского рабочего») публиковали шутки о Путине, в том числе и процитированные выше. Появлялись они из писем читателей и журналистских подборок, правда, там изображались в большом количестве анекдоты, изображающие, как Владимир Владимирович разговаривает с олигархами – в вежливой, но иронично-репрессивной манере: Приходит Ходорковский на прием к Путину. – Владимир Владимирович, я налоги заплатил, ЮКОС отдал, можно, я уеду за границу с семьей? – Конечно, конечно, Михаил Борисович, езжайте – только посидим на дорожку? 2008–2012: анекдоты холопные С приходом Дмитрия Медведева стали набирать популярность анекдоты «холопные», в которых бывший президент Путин представлялся слушателям великим кукловодом, стоящим за сценой: Готовится выступать Дмитрий Медведев – он должен говорить о своем избрании президентом. Вдруг к нему в ужасе подбегает помощник и шепчет: – Кошмар, у вас на костюме какие-то ниточки. – Отставить! – раздается голос Путина сверху. – Это нужные ниточки. В анекдотах, которые возникают не в начале правления Медведева, а в 2012-м, в самом его конце, Путин становится «владыкой человеков», а члены правительства и Госдумы окончательно теряют свою индивидуальность: Встреча в Госдуме: – Здравствуйте, я Володин. – Мы тут все володины, фамилию свою назовите. 2012–2014: анекдоты оккупационно-маниакальные Если анекдоты предыдущего периода обсуждали, как Путин относится к гражданам и как говорит с ними, то в новых анекдотах обсуждается расширение символических границ его власти. Неудивительно, что именно в 2012 году, после новых выборов и поражения Болотной, появляется анекдот, в котором Путин сравнивает себя с Господом Богом: Вызывает Путин патриарха и отправляет в Иерусалим договориться о захоронении во Гробе Господнем. Патриарх возвращается и говорит: – Греки долго упирались, но я сторговался – сделают за $3 миллиарда. Путин, возмущенно: – 3 миллиарда за три ночи?! В анекдотах эпохи после Олимпиады и Крыма российских граждан внезапно стал очень сильно интересовать вопрос отношения Путина с окружающим миром. «Фольклорная теория ума» показывает, что вопрос государственных границ для Путина внезапно перестал быть очевидным: На пресс-конференции Владимира Путина спросили, в каком городе будет проходить финал чемпионата мира по футболу в 2018 году: – Ну, в каком-нибудь городе в западной части РФ, может быть, в Лейпциге. Ровно это впечатление о Путине пересекло реальные границы. На следующий день после визита Путина в Венгрию мой шведский коллега рассказал следующий анекдот: Прилетает Путин в Венгрию, на паспортном контроле его спрашивают: – Occupation? – Not yet. В одном мы можем быть твердо уверены: Путин действительно стал восприниматься как могущественный политический деятель, который может сделать абсолютно все. Так, накануне Олимпиады в Сочи ходили упорнейшие слухи, что бывшая чемпионка по спортивной гимнастике, экс-депутат Госдумы Алина Кабаева, которую многие считают тайной женой президента, будет возглавлять церемонию открытия: – Алина Кабаева будет зажигать олимпийский огонь. А что ты сделал для своей девушки? Самый могущественный человек мира может все, но при этом в нашем фольклорном сознании он все же человек и, как любой российский мужчина, подчиняется странным желаниям своей жены. Другой популярный анекдот изображает масштабные геополитические изменения следствием небольшой женской ошибки и таким образом снимает вину за присоединение Крыма с самого Путина: Алина Кабаева рассказывает подруге в Госдуме: – Да я же крем на 8 марта просила! Крем, а не Крым! Вот теперь боюсь у него попросить коляску! Ответ овощей И вдруг анекдоты о Путине кончились. Конечно, это не произошло за один день, и анекдоты эти лежат на тематических сайтах, и иногда мы их вспоминаем, но люди перестали много распространять старые и почти не придумывают новые. Точнее, новые анекдоты возникают, но в них совершенно пропала главная составляющая – реконструкция того, почему и как Путин принимает решения (по поводу Крыма или Олимпиады). Нас перестало интересовать отношение Путина к нам и вместо это интересует наше отношение к нему. Да, появляются сатирические стишки: Утром Путин без затей скушал четверых детей. А пятого, помятого, Спасла Чулпан Хаматова. Но текст этот не про истинные намерения Путина. Этот стишок отсылает к бурной общественной дискуссии 2012 года – можно ли поддерживать власть, действия которой ты не одобряешь, ради «маленького добра» (пользователи социальных сетей массово осуждали актрису и благотворительницу Чулпан Хаматову за ее поддержку президента). В 2015 году Путин исчезает на 10 дней из поля зрения – и ни одного популярного анекдота, реконструирующего причины исчезновения с точки зрения «фольклорного президента». Зато на улице Петрозаводска 14 марта появилось объявление «Потерялся Путин. Нашедших просим не возвращать за вознаграждение». Объявление на одной из улиц Петрозаводска, 14 марта 2015 года Этот анекдот революционный – в нем президент лишается права быть субъектом, становится потерянным щенком или мячиком из известного стихотворения про Танечку. Герой этого текста – мы: анекдот показывает, как мы на самом деле относимся к его исчезновению, реконструирует наши чувства. И тенденция эта сохраняется. Самые популярные анекдоты 2018 и 2019 годов игнорируют Путина в нашей жизни, зато описывают противостояние между «нами» и плохо или странно работающими властными институтами. В 2018 году на фоне борьбы с повышением пенсионного возраста самым популярным становится анекдот о мертвых пенсионерах: – Те, кто не дожил до пенсии, будут кремированы и продолжат работу в песочных часах. В 2019-м все смеются над новыми законами: – Если ты скажешь против власти что-то плохое, будешь обвинен в оскорблении власти, а если хорошее – в распространении фейковых новостей. Те самые «мы», которых изображает «фольклорная теория ума», – часто слабые, робкие, не умеющие думать о будущем россияне («Ну, и что дал тебе Путин за 20 лет? – Уверенность в завтрашнем дне. – И зачем тебе завтрашнее дно?») – становятся новым героем анекдота, ровно как и зарождающееся маленькое гражданское общество – ньюсмейкером сегодняшнего дня.

Источник На главную
Сейчас за окном: 10 - 11
Завтра ожидается: 6 - 10
© 2019
1.618 s.

LightLamp Shop